Первоиерарх РПЦЗ: мы не чувствуем проблем со стороны простых американцев

В нынешнем году исполнилось 10 лет воссоединения Русской православной церкви. О том, как живется ее зарубежной части, с какими проблемами она сталкивается и чего ждет в будущем, о том, как в нынешних условиях живут представители русской православной общины в Америке, в интервью РИА Новости рассказал первоиерарх Русской православной церкви за границей митрополит Нью-Йоркский и Восточно-Американский Иларион (Капрал). В Вашингтоне с ним беседовал Дмитрий Злодорев.

— Владыка, в нынешнем году отмечается 10 лет объединения Русской церкви. На ваш взгляд, что они показали и к чему теперь можно стремиться?

— После этих десяти лет единства появилось ощущение, что никакого разрыва не было. Чувствуется, что тело Церкви здорово и никогда не болело. Мы причащаемся из единой чаши. И приезжая в Россию и в другие страны бывшего Советского Союза, мы чувствуем братство и единство народа. Мы ощущаем радость братолюбия и единодушия в церковных делах и в нашей общинной жизни.

Поэтому восстановление единства Церкви было единственно правильным шагом. Как было сказано в нашем регламенте, Русская православная церковь за границей является неделимой частью Русской православной церкви и имеет автономное существование до падения безбожной власти. Это было написано еще в те времена, когда многое препятствовало воссоединению. Но с божией помощью нам удалось восстановить единство.

— Вы являетесь первоиерархом РПЦЗ почти все эти 10 лет…

— Воссоединение произошло при патриархе Алексии II и митрополите Лавре. Я тогда был главой Австралийско-Новозеландской епархии РПЦЗ. Но, конечно, все мы участвовали в различных переговорах, была создана комиссия, мы читали ее заключение, вносили изменения.

— Какие у вас личные воспоминания об этом?

— Я приехал в Россию в 2003 или 2004 году в составе первой официальной группы, когда нас с архиепископом Берлинским и Германским Марком, архиепископом Сан-Францисским и Западно-Американским Кириллом пригласили встретиться с патриархом Алексием и членами Священного синода РПЦ. Это была замечательная встреча. Мы познакомились тогда с митрополитом Кириллом, который теперь стал патриархом. У меня остались от этого общения очень хорошие воспоминания. Мы долго беседовали наедине с патриархом Алексием. И уже тогда было решено, что нужно вести переговоры о воссоединении. Была создана комиссия из представителей духовенства. Так мало-помалу мы пришли к 2007 году.

— Что изменилось для Русской зарубежной церкви за эти 10 лет? И как она сама изменилась за это время?

— Я думаю, что она осталась такой же, но вздохнула и чувствует себя духовно обогащенной общением со всей Русской церковью. Но церковная жизнь за границей продолжается. Наши приходы возрождаются, к нам приезжают много русских, украинцев, представителей других национальностей. Образуются новые общины. Все это является результатом воссоединения. Ведь раньше многие люди просто боялись приходить к нам.

— В ноябре-декабре пройдет Архиерейский собор РПЦ, в котором вы будете участвовать. Что ожидаете от него и какие вопросы хотелось бы поднять там?

— Мы это пока еще не обсуждали. Но это будут вопросы, которые обсуждаются всегда — как больше людей привлечь в церковь для полноценной жизни как в России, так и в других странах. Это постоянный процесс. Сейчас идет предсоборное обсуждение, в рамках которого любой его участник может поднять любой вопрос, и это продолжается.

Источник: РИА Новости https://ria.ru/religion/20171018/1507059461.html